Разное

  Как-то у меня были дела, и мы с подругой решили прогуляться, попутно их решая. Можно сказать, «гуляли по делам». Так вот у себя в голове я это представлял так: заходим в одно место, второе, третье, я всё делаю, а потом расслабленно гуляем. Но этим ожиданиям не суждено было сбыться. В одном месте мы долго ждали, другая встреча отменилась, с третьей тоже какие-то проблемы. И я нервничаю, тороплюсь, злюсь уже. Желанный момент расслабленной прогулки для меня никак не наступает, и вообще всё идёт наперекосяк. И тут подруга взяла меня за руку и говорит: «Антош, расслабься, мы просто гуляем». И это спасло меня.

  Сегодня, читая одну хорошую книжку, вспомнила историю, произошедшую со мной года два-три назад… Ехала я в общественном транспорте, стоя. Думаю о своем, но начинаю ощущать какой-то дискомфорт, неприятное ощущение чужого внимания.

  Читала много статей в интернете, посвященных занятиям йогой. И про комплексы асан, и про ощущения на коврике, и про ежедневные аскезы, про осознанное питание, про поиски собственного «Я». Но статей, посвященных людям, благодаря которым мы вступаем на путь духовных исканий и продолжаем по нему идти, очень мало. Речь идет о наших преподавателях, об обычных, но таких близких и родных людях, у которых мы занимаемся.

  Мы все прекрасно осознаём, что нельзя вечно ждать подходящего момента, откладывая на завтра изменение себя и своего образа жизни, откладывая преодоление своих не самых благостных привычек и шаблонов поведения, изменение реакций на приходящие в нашу жизнь события. Мы всё это понимаем на внутреннем глубинном уровне, но почему-то продолжаем действовать по старому, по привычке, по накатанной колее, ведь так проще. Поступая подобным образом, мы просто не хотим взять ответственность за свою жизнь в свои руки. Но кроме нас самих никто этого не сделает.

   Вечером, когда вся больница затихла и наступила темнота, я лежал и смотрел в этот белый больничный потолок. Под рукой не было ни телефонов, ни книжек, в которые можно было бы уткнуться. Оставшись один на один с собой, я спросил: «А вдруг это всё? Что если в ближайшие дни я умру здесь? Что дальше?» 

Когда я был маленьким, мой папа всегда поражал меня одним своим свойством. Он с потрясающим упорством боролся со всем, что старело, ломалось или теряло свою изначальную форму. Стоило чашке отколоть ручку, её моментально приклеивали обратно или она отправлялась в мусорное ведро. Исключений не было. Подчас это приводило меня в неистовство. Допустим, дверь в шкафу немного расшаталась. Папа просил меня ему помочь (когда папу любишь — не можешь ему отказать), и мы могли угробить целый вечер на то, чтобы пересверлить отверстия под крепления на двери и привести всё в надлежащий вид. Целый вечер! Замечу, что он не был фанатиком или тираном. Он просто с неумолимой последовательностью упорядочивал окружающее пространство, приводя его к гармонии и совершенству.